Стать убийцей

Жертвы и убийцы - кто прав?

Во вчерашней работе пришлось встретиться с убийством в семье. Тема, конечно, одна из самых непростых. Чтобы конфликт имел шанс на разрешение, мы должны иметь  силу, способность, возможность понимать все его стороны и сочувствовать им, иметь доступ к каждому из них. В данном случае это значит - стать убийцей. Мы с радостью встаём на роль жертвы, проклинаем, обличаем, выводим из расстановки и забываем (пытаемся забыть). Но сказать себе: да, я мог бы убить человека - часто выше наших сил.

Между убийцей и жертвойИ ещё почему такой конфликт сложен: даже если ты смог встать на место убийцы, невозможно примирить клиента с убийцей. Просто потому что это не дело клиента. Примирение возможно только между убийцей и жертвой.  И кто их, спрашивается, может примирить? Кто обладает такой властью? Расстановщик? Вряд ли.

Третья сложность - суть убийцы. Часто, как бы ни была стара история, он чувствует всё тот же гнев и презрение к жертве. Одна из причин в том, что гнев даёт чувство правоты. Если перестать держаться за гнев, в ним уйдёт и чувство правоты, и тогда придётся встретиться со своей ответственностью. А этот груз может оказаться неподъёмным.

Если чуть-чуть углубиться в эту тему, гнев может сначала стать щитом, потом доспехами, а потом скафандром. И в таком скафандре мы уже не различаем человека - мы видим только чудовище, способное убивать без жалости. Гнев даёт чувство правоты, но отнимает всё остальное.

У вчерашней работы была особенность. Работа была индивидуальная, клиент был сильно связан как раз с убийцей, чувствовал его правоту. А я оказался на роли жертвы. И в один прекрасный момент чётко ощутил раздвоение: вот я убитый, со своими чувствами, а вот я фасилитатор, который видит (или пытается видеть) всю картину. И я осознал, что веду расстановку из роли жертвы. Я смотрю на убийцу глазами жертвы.

Мы многое знаем про жертв, про то, что они жаждут мести, становятся убийцами и так далее. Хеллингер говорил об этом много разных правильных слов и долбил микрофоном по спинам, чтобы вывести из роли жертвы. Всё верно, всё так. Но что стоит на самом деле за чувством мести? Как и за многим другим, жажда любви. На этой роли это ясно ощущалось. Мужчина любил женщину, которая его убила, и смотрел на неё с любовью даже после смерти.

Мы не можем изменить ни убийцу, ни жертву. Если на то пошло, и клиента мы изменить не можем. Всё, что мы можем - это найти недостающие фрагменты картины, чтобы она изменилась и стала целостной. В данной истории удалось получить доступ к истокам гнева, найти его корни .  У девочки были убиты родители, она росла в чужой семье. Причём, семья эта был гораздо ниже по социальному статусу, чем её родная. Это тоже имело огромное значение - ребёнок потерял всё, кроме жизни, и попал в другой мир.

Когда находится исток чувства, становится ясно, куда оно направлено.  И чувство находит своё русло. В данном случае ключевыми оказались слова:

- Я хотела убить Бога. Ты просто оказался рядом.

Конфликт между убийцей и жертвой дано разрешить только тому, кто способен смотреть на обоих с любовью.  Случается так, что безусловная любовь Бога и Вселенной для нас - слишком много. Но и у убитого, и у убийцы были люди, которые любили их по-настоящему. Они могут видеть больше. Они могут дать возможность нам увидеть больше. 

 

Люблю вас

Предыдущая статья - Зеркало для чуда

Следующая статья - Братья и сёстры - отчётное

Главная - семейные расстановки по Хеллингеру в Москве, психолог онлайн, психолог в Москве, психологическая помощь онлайн, психологическая консультация в Москве

Comments:

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Рассылка