Роли, которые нас выбирают

Что в нас остаётся, когда нас "снимают с роли"

Все мы знаем и часто делаем один и тот же ритуал – снимаем с роли. Расстановка закончена, удовлетворённый клиент вытирает слёзы благодарности, а мы хлопаем почём зря заместителя по всем частям тела. Или заставляем это делать клиента. Кто-то делает это, когда люди сообщают, что «залипли» в роли, а кто-то снимает с ролей всех без разбора.

Честно сказать, когда я только познакомился с расстановками, у меня этот ритуал вызывал отторжение. Я всегда дорожил тем, что получаю в роли заместителя. А может, просто не возникало никогда такой ситуации, когда мне приходилось бы просить помощи для того, чтобы выйти из роли.

Но это всё личная лирика для затравки, так сказать. Суть в другом.

Сейчас уже не помню где, я прочитал, что нужно дать заместителю возможность с уважением посмотреть на того, кого он замещал, на его чувства и на его судьбу. И тогда я окончательно перестал хлопать и гладить. Если человек просил снять его с роли, я выводил из него роль каталептической рукой, он смотрел на неё и быстро успокаивался.

Неважно, как мы это делаем, но все мы примерно представляем, для чего мы это делаем. Чтобы человек не ушёл с тяжёлыми чувствами домой, чтобы не переживал, бедненький, чтобы не подхватил то, что ему не нужно. Вроде ясно, правда?

Но когда всё ясно, настаёт пора дурацких вопросов.

И я задал себе такой дурацкий вопрос: что я на самом деле делаю, когда снимаю человека с роли? Вернее, чего не делаю. И поисками ответа даже не пришлось сильно мучиться. Это азбука – когда мы чего-то не видим, мы заставляем на это смотреть других.

Работаю с клиентом. Сразу чувствую, что запрос касается меня в полной мере. Я бы сам вполне мог бы обратиться с таким запросом. Ну, что же, трус не играет в хоккей. Работа идёт своим чередом, что-то происходит, процесс заканчивается. Клиент радостно сообщает, что в теле много разных ощущений, как-будто по телу проходит сильная энергия.

А что чувствую я? Я чувствую какой-то подвох. Нет ощущения тотального покоя, которое приходит, когда завершается по-настоящему глубокая, мощная работа. Я молчу и жду. И вот подаёт голос участница, которая стояла на, по сути, главной роли. Она не может сойти с роли, и она чувствует сильное неудовлетворение. Я начинаю с ней разговаривать, и нас моментально затягивает в другую часть работы, в дородовую травму, и нам приходится путешествовать по времени туда, к истоку, развязывать накрепко затянутый там узел.

Так чего мы не видим? Конечно, наших «белых пятен». Но они просятся наружу, дают о себе знать, кивая и подмигивая нам через заместителей, которые «почему-то» залипли на роли.

Если после расстановки заместителя нужно снимать с роли, то, скорее всего, работа не доделана, в ней есть энергии, которые мы предпочли не заметить, или с которыми не сумели совладать. И сейчас, по окончании работы, у нас есть шанс сделать что-то очень важно – в первую очередь для себя, а следом и для всех участников группы.

Но во всей этой истории есть ещё один аспект. И он тесно связан с нашим взглядом на суть заместительского восприятия.

Иногда расстановки обвиняют в том, что люди во время них становятся одержимы духами. Правда ли это? Конечно! Правда в том, что это всего лишь ещё один язык описания того, что происходит. Мы предпочитаем выражаться более деликатно, безо всяких там духов. Но, какими словами это ни описывай, в расстановке присутствуют и проявляются люди, которые в этот момент не присутствуют на группе. А по большей части их уже давным-давно нет на свете. Почему они приходят? Не потому ли, что им самим что-то нужно?

Ещё случай.

Работаем с клиентом по запросу, главную фигуру которого он предпочёл оставить в тайне. И, естественно, во время работы всплывает фигура Тайны. Тайны, которая не хочет быть раскрыта и которая даёт это понять всеми возможными способами. Что-то, как водится, происходит, клиент заканчивает попытки заглянуть в эту тайну и начинает смотреть на свою собственную жизнь. Работа заканчивается. Клиент сообщает, что перед ним во время работы  как-будто бы прошла вся его жизнь, и сейчас он чувствует себя совсем другим человеком, человеком, который начинает жить.

Я молчу и жду.

И вот прорывает участницу группы, которая стояла на роли Тайны. Она говорит, что нужно что-то сделать, иначе эта роль не будет давать ей спать. Я не снимаю её с роли. Наоборот, я прошу её снова на неё встать. Далее происходит следующий диалог

- Я могу с тобой поговорить?

- Да.

- Ты чего-то хочешь?

- Да.

- От кого?

Пауза, такая долгая, что я уже начинаю думать, что ответа не последует, и что я ошибся с вопросом.

Наконец, очень тихо:

- От себя.

- Я могу тебе в этом помочь?

Быстро, твёрдо, почти без паузы:

- Да!

Я присаживаюсь рядом с участницей, смотрю на неё.

После долгой паузы:

- Чего ты хочешь?

Участница молчит, нагибает голову, почти склоняет её к коленям.

- Я не успела никого полюбить. Я не знаю, как это.

- Мне очень жаль, - отвечаю я, и это не пустые слова, я испытываю острое сочувствие к этой женщине.

- Мне тоже, - говорит она. И в этот момент я уже чувствую, что будет следующим шагом. Я должен её обнять.

- Ты хочешь попробовать почувствовать это сейчас?

- Да!

Я её поднимаю с дивана, мы встаём друг напротив друга, и смотрим глаза в глаза. Мои руки раскрываются, и после небольшой паузы она порывисто приближается и прижимается к моей груди. Мы друг друга обнимаем и стоим в молчании.

Можно не соглашаться с моими выводами. В самом деле, кому интересно, что нужно каким-то там неупокоеным духам? Кто вообще в них верит? И кому нужно копаться в своих белых пятнах?

Возможно, я в чём-то ошибаюсь. Возможно, ошибаюсь во всём. Но я твёрдо уверен: участники, которые не могут выйти из роли – это в первую очередь проявление процессов, которые мы, расстановщики, не заметили и которым не дали места и времени, чтобы закончиться. Это то, чего мы не сделали. И даже если мы, снимая с роли, будем колотить участников по спине веслом, нашей ответственности это не уменьшит, и ничего не изменит. Они будут приходить снова и снова. Пора посмотреть в глаза тем, кого мы пытаемся прогнать. 

Люблю вас

Записаться на приём - расстановки по Хеллингеру в Москве группа

Предыдущая статья - Включите звук!

Следующая статья - О бедном клиенте замолвите слово

Главная - психолог онлайн, системные расстановки по Хеллингеру в Москве, помощь онлайн психолога, консультация психолога онлайн, психолог в Москве, психологическая помощь, психологическая консультация

Comments:

Комментарии   

 
0 #2 Лёша Ефимов 12.03.2014 07:09
Цитирую Людмила:
Это совсем не малодушие... скажу о себе - я чувствую, что что-то не так, если меня выбрала какая-то роль - то она (роль) нашла во мне отклик (я с этим сталкивалась) и если эта проблема улажена у меня - то всё ок. а если нет - то мне уже с инициатором запроса надо прорабатывать это "белое пятно"... но я, как новичок, не совсем понимаю как? а расстановщик работает больше с клиентом, чем с заместителем...

Если так происходит, возможно, для этой темы ещё не время. Иначе вы бы были клиентом.
Я вижу тут два возможных выхода: первый - всегда принимать то, что происходит, на свой счёт. Тогда, если конфликт готов разрешиться - он разрешится. Второй - искать расстановщика, который работает не с клиентом, а со всей группой.
Цитировать
 
 
0 #1 Людмила 12.03.2014 06:05
Это совсем не малодушие... скажу о себе - я чувствую, что что-то не так, если меня выбрала какая-то роль - то она (роль) нашла во мне отклик (я с этим сталкивалась) и если эта проблема улажена у меня - то всё ок. а если нет - то мне уже с инициатором запроса надо прорабатывать это "белое пятно"... но я, как новичок, не совсем понимаю как? а расстановщик работает больше с клиентом, чем с заместителем...
Цитировать
 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

button

Рассылка