Материнский инстинкт

 "Терапевтические" и "духовные" расстановки

Бродили у меня тут всякие мысли. Бродили-бродили, да не добродили. И как вовремя оказался крик души Михаила Геннадьевича Бурняшева - с кем, мол, вы, деятели культуры расстановщики? Сразу все встало на свои места, сразу все добродило.

Есть аспект в отношении так называемого "терапевтического" и "духовного" подходов, на который мне вдруг (ха-ха!) захотелось обратить внимание. Даже удивительно, что об этом аспекте почти ничего не говорится. Этот аспект - родительский. Ну, конечно же, папа и мама, куда без них?

Что такое терапия? Есть терапевт, который "лечит", который считает, что должен помочь клиенту и ни в коем случае ему не навредить. И как только он начинает так считать, он подсознательно начинает руководствоваться своими представлениями о пользе и вреде. Которые, к гадалке не ходи, сильно отличаются от представлений клиента. 

Это похоже на то, как мама заботится о своем ребенке. Мама кормит ребенка, обувает, одевает, делает все для него - но делает все это, исходя из своих представлений. Кушай кашку, Мишенька, кашка полезная. Не топай по лужам, ножки промокнут; надень шарфик, продует. У ребенка нет шанса - он ест то, что считает полезным для него мама, надевает то, что она считает подходящим, ведет себя так, как она считает нужным. Но дети растут, и материнская опека становится в тягость. И тогда нужен отец - тот, кто выведет в большой мир, будет рядом, чтобы поддержать, но даст возможность самому попробовать этот мир на зубок, наставить себе шишек и синяков. А мама глядит в окошко и ругается: "Ты что позволяешь ребенку? Почему за ним не следишь? Он же ушибется!".  (Прямо слышится голос Михаила Геннадьевича) Конечно, ушибется. И будет носить свой синяк, как медаль за город Будапешт. И будет расти.

И это "духовный" подход - отношение к клиенту, как к взрослому человеку, как к равному. Отцовский подход.

Мишенька, кого ты больше любишь, папу или маму?

Кто больше нужен ребенку - папа или мама? Конечно, оба. Так что нет никакого конфликта между "терапией" и "духовной практикой" - есть конфликт между мамой и папой, и бедный ребенок, которого разрывает на две части. Оба они нужны человеку, но по разному. Они друг друга дополняют.

И нет смысла копья ломать, тут даже нет борьбы за клиента. Человек сам выберет, что ему нужно сейчас - чтобы о нем позаботились, или чтобы ему помогли самому разобраться с тем, что его волнует.

Часто приходилось слышать от расстановщиков, исповедующих "терапевтический" подход о "границах расстановок". Есть, мол, границы метода, в которые мы то и дело утыкаемся. Конечно, есть, еще бы! Но откуда, собственно, они взялись? Не от того ли, что человек сам боится выйти за эти границы?

Страшно? Еще как! Там - неизвестность. Конечно, можно ушибиться. Но зато и возможностей неизмеримо больше. Жизнь - она, знаете ли, такая. Можно называть это "проблемами", "вредом" - а можно вызовом. Когда человек принимает вызов, он растет. Если бы люди не стремились за границы, они до сих пор сидели бы на деревьях.

И вот расстановщики обсуждают, что нужно о бедном клиенте позаботиться, нужно после расстановки сопровождать его другими видами терапии. Конечно! А вдруг простынет? А вдруг насморк? 

Надо позаботиться о нем еще больше, он же сам не может. Он же маленький, без нас он никак! И ведь не сможет - пока ему не дашь шанса. Это я знаю на собственном опыте. Еще в пору моего зеленого ученичества было несколько расстановок, в которых мы что-то делали-делали, а потом наглухо застревали. И я чувствовал, что это я скорее тащу человека, чем он сам что-то делает для себя. Я говорил: "Все, я больше не вмешиваюсь." И только тут начиналась настоящая расстановка. Один человек, с которым мы работали, сказал потом: "В этой фразе была добрая половина всей расстановки".

Почему я вообще об этом говорю? 

Потому что со временем я обнаружил, что не знаю, к кому обратиться с тем, что волнует меня. Я обращался к разным расстановщикам, квалифицированным, профессиональным, опытным. Но все они пытаются сделать человека, сидящего рядом, маленьким. В свое время это меня устраивало. Теперь  - нет. И, кстати, если уж говорить о Хеллингере, помню, каким незабываемым опытом стало для меня, когда он со мной работал. Не было никакого Хеллингера. Не было огромного зала. И сцена, и зрительный зал мгновенно пропали. Остался только я и то, что меня волновало.

Так что, Михаил Геннадьевич, не буду я вашим клиентом. Не хочу, чтобы мне наносили добро и причиняли пользу. Не сомневаюсь, что вы опытный терапевт - но не буду. 

Вы говорите о выборе: "...Будут ли они в качестве метода психотерапии и консультирования служить всем людям, попадут ли они под контроль небольшой группы людей, которые будут извлекать из этого максимальную выгоду, или, возможно, превратятся в маргинальную секту..."

Пытаясь приватизировать расстановочную работу, заявить свое исключительное право на то, чтобы различать, что хорошо и что плохо, не становитесь ли вы руководителем той самой небольшой группы людей, которая... далее по тексту?

Папа и мама. Они всегда вместе.

 

Люблю вас

Следующая статья - Сделать мир лучше

Предыдущая статья - Как выбрать лучшего расстановщика-2

Записаться на группу - семейные расстановки в Москве>

Главная - психологическая помощь, семейные расстановки в москве, психолог в москве, психологическое консультирование, расстановки, системные расстановки по хеллингеру, психолог онлайн

 

Comments:

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

button

Рассылка